Цель существования Флота — бесконечное исследование Вселенной. А для исследований нужны инструменты и подопытные. Ставить опыты на людях-добровольцах или преступниках было нормой на Флоте, но нормой презираемой и вынужденной. Когда морфы показали свою успешность при добыче ресурсов с планет, было решено использовать их во благо науки.

Проблема испытаний имплантов и иных технологий, воздействующих на человека, стояла острее, чем инструментов, поэтому много морфов Основы Ресурсов полегло на операционных столах, прежде чем был создан первый Штамм.

История его создания достаточно проста — предполагалось, что разрабатываемые Штаммы будут подвергаться значительным мутациям. Значит, вывести нужный имплант можно посредством помещения морфов в мутагенные условия. Выжившие морфы и находившиеся на них импланты тестировались на устойчивость к мутациям и на способность принимать новые импланты. Это “чёрное” начало истории Штаммов им иногда припоминают “ресурсники”. К счастью, пересекаются они крайне редко — подопытные морфы в экспедициях не самые частые гости.

Рибосомы были выведены на основе Штаммов, и их открытие позволило Адаму Конкре оставить След в Истории. После открытия Штаммов ему, по всем правилам, и так полагался как минимум один, но исключительная эксцентричность этого профессора мешала добиться признания его заслуг в научном сообществе.

Эти морфы стали руками и глазами всех, кто работает в важнейшей области науки — в генной инженерии. Они могут синтезировать невероятное количество веществ с помощью Преобразователя, они способны считывать и записывать генетический код живых существ простым касанием имплантом. Последняя их способность позволила людям следить за геномом морфов — чтобы те не мутировали случайно или намеренно. Громоздкие лабораторные комплексы стали уходить в прошлое, вместе с затратами на них.

Теперь наука — это Рибосома, Преобразователь, биомасса и Штамм. И учёный, конечно же.